Биография

© 2017-2018 Т&В Медиа (текст, оформление)

В. А. Кочетков

Биография Ивана Ивановича Трояна

Иван Троян в юношеские годы. Фотография из книги «Отважные», стр. 41.

На посту. Журнал «Наша Родина», №1, август 1937 г., стр. 24. Из архива А. Ю. Вовка.

Иван Иванович Троян (12 февраля 1901 г., Таганрог, Российская Империя – лето 1944 г., Нанси, Франция) — участник Гражданских войн в России (на стороне Белой гвардии) и в Испании (на стороне республиканцев), герой французского Сопротивления. Расстрелян нацистами в Нанси летом 1944 г.

Таганрог. Немецкая гравюра на стали (около 1850 г.)

E. Willmann. Taganrog in Russland. Aus d. Kunstanst. d. Bibliogr. Inst. in Hildbh. Eigenthum d. Verleger.

Иван Троян родился 12 февраля 1901 года в Таганроге третьим и последним ребенком в семье Ивана Степановича Трояна и Елены Никитовны, урожденной Бандаковой.[1] Иван Степанович был рабочим на складе железных изделий купца Ильченко в Таганроге, зарабатывал 30 рублей в месяц.

Через год после рождения Ивана, умерли его отец и вторая сестра.[1][2]

Елена Никитовна никогда не ходила в школу. Ее учили читать и писать родственники.[1] После смерти мужа она зарабатывала стиркой белья и уборкой домов.[1][2] Елена Никитовна с детьми жила со своими родителями.[1] Ее отец, Никита Иванович Бандаков, подметал городские улицы и рубил дрова во дворах богатых людей.[2] Ее мать сидела дома и заботилась о внуках, Иване и его старшей сестре Марии.[1] Позже Елена Никитовна научилась шить, купила в рассрочку швейную машинку и стала работать дома.[2] Во время революции 1905 года Елена Никитовна посещала собрания рабочих, а когда ее брат Иван Никитич Бандаков был арестован и пока он ждал в тюрьме в Таганроге в течение года суда, она была связной между революционными заключенными и их товарищами на свободе.[1] Иван Никитич отбывал наказание в Астраханской губернии[1], после чего он уехал в ссылку в Оренбургскую губернию. Он женился и осел там, и в 1908-1909 году забрал к себе своих родителей, дедушку и бабушку Ивана[2].

В 1909 году Иван Троян пошел во 2ое приходское Гоголевское училище, где обучение было бесплатным.[2] В то время Елена Никитовна работала у Димитрия и Варвары Лущевских, которым Иван очень нравился.[1][2] Димитрий Лущевский был бездетным, вышедшим на пенсию чиновником. Он решил отправить Ивана в среднюю школу. Иван ходил к репетитору в течение одного года, и в 1911 году сдал экзамены в первый класс Таганрогского 8-ми-классного технического училища. Иван очень хорошо учился, хотя это и требовало больших усилий — уроки в училище продолжались с 8 утра до 5 вечера и было много домашних заданий.

В 1912 году Елена Никитовна вышла замуж за Сергея Петровича Романенко, который работал в бюро расчета заработной платы сталелитейного завода, а позже помощником бухгалтера в банке, и зарабатывал сто рублей в месяц.[1]

Во время летних каникул 1916 года Иван работал чертежником на Русско-Балтийском судостроительном заводе. Летом 1917 года он работал токарем в Военно-промышленной мастерской.[2] Летом 1918 года он зарабатывал репетиторством.[1][2]

В 1919 году учебные занятия во всех средних учебных заведениях Таганрога закончились рано, в начале марта, и Иван, мечтая учиться в будущем на инженера-металлурга, пошел работать в мартеновский цех металлургического завода.[2] В конце мая того же года, уже будучи помощником плавильщика, он, как и два его товарища, ушел добровольцем в Белую армию.[2] Его зачислили на тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита»[2] 2-й дивизии бронепоездов.

За время его службы бронепоезд принял участие в боевых действиях на следующих фронтах: от Пологи в Екатеринославском[1] направлении, затем, после пребывания в резерве в Царицыне[2], на Полтавском направлении, позднее на направлении Курск – Орел, а затем по тому же маршруту обратно: Орел – Курск – Белгород – Харьков – Изюм – Марцево (около Таганрога) – Ростов[3]. Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» был вооружен 4,2 и 5 дюймовыми орудиями и вел стрельбу с большого расстояния, так что Иван не видел результатов их стрельбы.

Когда Красная армия заняла Ростов, а Белая гвардия отступила в Крым и на часть Северного Кавказа, бронепоезд был отправлен на железнодорожное патрулирование в тылу, в Кубанской области. В середине марта 1920 года, когда Красная армия заняла Северный Кавказ, Иван Троян в составе первого корпуса был эвакуирован[4] в Крым.

В Крыму, после месяца отдыха в Севастополе, Иван Троян был зачислен матросом на судно «Ростислав». На этом судне он прошел курс мичманов военно-морского флота, провел месяц на небольшом посыльном судне, а затем вернулся на «Ростислав». После эвакуации из Крыма[5] их судно пришло в порт Эрегли[6], затем в Константинополь[7], а 15 декабря 1920 года оно прибыло в порт Бакар[8] в Югославии. По приказу югославского правительства российские матросы-эмигранты из этого транспорта, примерно 300 человек, создали «колонию» в Нова Градишка[9]. Иван Троян попал в группу, которую поселили в Новска[10]. В течение двух месяцев он, как и другие, не работал и получал государственное пособие.[1] В феврале 1921 года он получил работу у попа в Ясеноваце[11]. Он был дворником, убирал церковь и работал в поле до июля.

Затем он переехал в Любляну, где работал чертежником на заводе «Звонкарь».[1][2] Первого сентября он уволился с работы и пошел на основанные Бергером вечерние курсы при Люблянском университете, на которых готовили прорабов и маркшейдеров. Он учился на отделении маркшейдеров, получая, как и все остальные, правительственную стипендию.[1] В октябре он поступил на Горное отделение Технического факультета Люблянского университета[2], но не ушел с курса маркшейдеров. В 1922 году он сдал государственный экзамен и получил свидетельство маркшейдера.[1][2] Он продолжал учиться в университете, но, поскольку на одну стипендию было все труднее прожить, в начале 1923 года он стал работать чертежником, сначала 4 часа в день на полставки, а летом перешел на полные 8 часов. В июле 1923 года политические и материальные трудности вынудили Ивана Трояна оставить университет, что было для него тяжелым ударом. Он уехал в Загреб, прожил там месяц, истратил все свои сбережения, но так и не смог найти там работу. Узнав в начале сентября, что недалеко от Марибора[12] русские строят железную дорогу Ормож[13]-Лютомер[14], он пошел туда пешком и в течение 8 дней пути питался растущими вдоль дороги яблоками, грушами и сливами.

9 сентября он начал работать на строительстве железной дороги, которую строили военные казачьи части. Платили там меньше, чем уходило на жилье и самое экономное питание. К счастью, туда прибыл молодой инженер угольных шахт, знавший Ивана по совместной учебе. Он дал Ивану возможность поработать два месяца маркшейдером на двух небольших угольных шахтах в Ключаровцах[15] и Иваньковцах[16] и заработать 1500 динаров, что было внушительной суммой. Но их хватило только на покупку гражданского костюма и погашение накопившегося долга. Иван Троян нанялся на другое строительство, однако, когда в сентябре-октябре 1924 года казаки стали строить бетонный мост через реку Тиса[17] в Тителе[18], он, будучи без денег, был рад возможности присоединиться к ним. Проработав месяц в Тителе, он, вместе с несколькими товарищами-казаками узнал, что есть работа на сахарном заводе в Велики-Бечкереке[19]. Иван проработал там до июля 1925 года грузчиком на складе, получая сдельную оплату. В это время среди русских эмигрантов пошли разговоры, что во Франции можно хорошо заработать. Иван решил найти во Франции работу и продолжить там обучение в институте.

Через эмигрантское акционерное предприятие Technopomostek он получил контракт на год на завод Хальбергерхютте[20] в Бребахе[21] под Саарбрюккеном[22] и в июле 1925 года переехал в Зааргебит[23]. Через год он отправился в Лион во Франции, где проработал месяц на зонтичной фабрике в качестве оператора нагревательной печи для закалки проволоки, затем нашел лучше оплачиваемую работу на Сен-Жерменской[24] станции. Однако через две недели его уволили, поскольку у него не было французской идентификационной карты. Он проработал 3 недели на станции в Амберье[25], куда нанимали иностранцев без документов, предоставляли им еду и место для сна, платили 10 франков в день, и дирекция подавала прошение в правительство на выдачу идентификационных карт. Проработав в условиях такой эксплуатации 3 недели, он вернулся в Бребах.

В Бребахе на заводе Хальбергерхютте он сразу получил прежнюю работу на складе грузчиком-машинистом и место в общежитии. Он пробыл в Бребахе до июня 1930 года.[1] На заводе Хальбергерхютте было четыре тысячи рабочих.[3] С мая 1930 года завод Хальбергерхютте простаивал из-за кризиса, и Иван был без работы, но получал финансовую помощь в виде талонов. 20 июня 1930 года к ним приехал чиновник с завода в Агонданже[26] (Лотарингия[27]) и Иван, в числе группы русских, уехал вместе с ним в Агонданж на работу по контракту на один год.[1] На заводе в Агонданже он получил работу в центральном машинном отделении[2] в качестве смазчика оборудования и квартиру в общежитии.

В 1931 году он стал членом шахматного клуба в Ромба[28].

В 1932 году он обратился с ходатайством об амнистии и возвращении на родину, но в 1933 году получил отказ.

В 1935 году он вступил в Союз возвращения на Родину, был членом бюро отделения Альгранж[29]-Аянж[30]-Юканж[31]-Амневиль[32][1] и членом провинциального комитета этой организации. С декабря 1935 года он был членом Красной Помощи[33].[3] В 1936 году он стал членом французского профсоюза СЖТ[34] и ФКП (ячейка Амневиль-Ромба).[1]

На заводе в Агонданже было три тысячи рабочих. Зарплата Ивана Трояна составляла 28 франков.[3] В июле 1936 года его уволили по настоянию Нильванжского[35] центра русских фашистов Лотарингии[1]. Через 3 недели он устроился на работу машинистом в лесопильном отделении завода в Ромба[2]. До июля 1936 года он жил в общежитии в Сильванже[36], с июля по сентябрь в Амневилле, в сентябре-октябре в Ромба. После начала Гражданской войны в Испании он обратился в Союз возвращения на Родину с просьбой направить его в Испанию.[1]

Алексей Эйснер, который ехал в Испанию вместе с Иваном Трояном в одном купе поезда, писал, что Троян был загорелый, как араб, красивый, несмотря на грубоватые черты, был высоким и широкоплечим. У него было крепкое рукопожатие и он поражал своей немногословностью.[4] Алексей Кочетков писал, что у Трояна было мясистое волевое лицо и густые черные брови.[5]

Члены пулеметной роты батальона имени Тельмана 11-й интербригады, Каса-де-Кампо, ноябрь 1936 г. Федеральный архив Германии, BildY 1-10D8734-4489.

Члены пулеметной роты батальона имени Тельмана 11-й интербригады, Мурсия, январь 1937 г. Федеральный архив Германии, BildY 1-10D8734-354-89.

1-я рота батальона имени Тельмана 11-й интербригады, Мурсия, январь 1937 г. Федеральный архив Германии, BildY 1-10D8734-10-71.

Члены батальона имени Тельмана 11-й интербригады во время битвы при Эбро, июль - август 1938 г. На заднем плане в центре, стоя: комиссар Heinz Priess; в 3-м ряду, 5-й слева: командир Karl Thoma (Ernst Blank). Автор: Revay, Deszö. Федеральный архив Германии, BildY 1-10D8734-307-73.

28[2][3]-29[1] октября 1936 года Иван Троян приехал в Испанию. Через Фигерас[37] и Барселону он попал в центр формирования интербригад в Альбасете[38] и пробыл там одну неделю. Поскольку он хорошо знал пулеметы Максим и Льюис, его зачислили в пулеметную роту батальона имени Тельмана в качестве наводчика пулемета. Батальон получил боевое крещение 12 ноября при штурме Серро де лос Анхелес[39], где Иван Троян командовал пулеметным расчетом. 1 января 1937 года его снова назначили наводчиком пулемета. 12 января он был назначен пулеметным инструктором. 20-25 января он получил звание сержанта. На Харамском[40] фронте он выполнял обязанности ответственного по боеприпасам батальона. С 14 по 22 июня он находился в отпуске в Бениссе[41]. 20-26 июля на Брюнетском[42] фронте он получил звание прапорщика. 18 сентября был произведен в лейтенанты.[1] 5 апреля 1938 г. он был переведен на должность начальника боевого питания 11-й бригады, где оставался до конца сентября 1938 г., когда иностранные добровольцы были выведены с фронтов Испанской Республики.[2]

Иван Троян участвовал в сражениях у Мадрида, при Хараме[43], при Гвадалахаре[44], в Арагоне[45], при Теруэле[46], снова в Арагоне[47] и на Эбро[48]. Он не был ранен.[3]

Кроме батальона имени Тельмана, переданного из 12-й интербригады в 11-ю в конце ноября - начале декабря 1936 года[6], Иван Троян служил на бронепоезде[7]. В анкетах проверки кадров 1938 года, подписанных ответственными за кадры бронепоезда[7] и 11-й интербригады[8], Иван Троян назван хорошим офицером, заботящимся о своей работе, обладающим духом товарищества и хорошо знающим испанский язык, правда, политически неактивным.

Бюро партийной ячейки русско-балканский группы в Калелья[49] отметило его партийную активность, политическую образованность, умеренность, большое чувство ответственности, дисциплины и чести[9].

Партийный комитет 11-й интербригады отметил в характеристике Ивана Трояна[10], что он очень хорошо исполнял свои обязанности лейтенанта и ответственного по боеприпасам, участвовал в работе ротного комитета, был образцово честным, пользовался большим уважением во всей бригаде, дисциплинированным, серьезным и храбрым, и рекомендовал его Центральному Комитету компартии Испании как хорошего члена партии, но которому нужно помогать и советовать с политической точки зрения. В качестве недостатков было указано, что Иван Троян слишком горд и не усвоил, что дисциплина должна быть железной.

В биографической анкете для получения карточки испанской компартии[3], Иван Троян, в дополнение к вышеупомянутым данным указал, что он рабочий-механик и специалист по двигателям; украинец по национальности; интересуется рабочим движением с 1927-1928 года; был в КПФ инструктором по культурной работе марксизма-ленинизма-сталинизма; участвовал в рабочих движениях июля 1936 года во Франции; в 1935-1936 году посещал курсы марксизма-ленинизма-сталинизма; читает газеты «Правда», «Известия», «Юманите»; читал книги Сталина, Ленина, Волина; говорит на русском, немецком, сербском, французском и испанском и может писать на русском, немецком и сербском; что делал переводы с этих языков; что писал во фронтовые газеты [в Испании]; в Испании присоединился к компартии по предложению комиссариата и что его заявление могут подтвердить Густав Синта, Адольф Райнер, Эрнст Бланк и Вилли Бредель.

В характеристике без даты, подписанной ответственным за немецкие кадры в Комиссии иностранных кадров ЦК КПИ[11], говорится, что Иван Троян был очень способным инструктором оружия, политически очень ясным, уделял большое внимание политическим вопросам, хорошо ладил с товарищами и был весьма активен в культурной работе; что у него есть родственники в Советском Союзе и он больше всего хочет получить возможность вернуться на свою родину.

В характеристике Ивана Трояна от 9 мая 1941 г.[12] кратко перечислены приведенные в [3][9][10][11] сведения и добавлено, что он получил карточку испанской компартии в 1938 году в Испании в результате ошибки, потому что их не имели права выдавать русским субъектам.

После вывода интербригад из Испании Троян, вместе с другими интербригадовцами, был интернирован в начале февраля 1939 г. в лагере Сан Сиприен[50][13][14]. В апреле того же года его и всех других интербригадовцев перевели в лагерь Гюрс[51][13] (где он стал чемпионом лагеря по шахматам[13]), откуда в апреле 1940 г.[13][14] его в принудительном порядке направили на бельгийскую границу в составе рабочей роты рыть окопы.[14]

Бараки роты находились на территории имения графа Парижского вблизи Ле-Нувьон-ан-Тьераш. В середине мая 1940 г., примерно за день до прихода немцев в тот район, роте было приказано выйти в тыл в направлении города Сен-Кантен. Через несколько дней они достигли Мезон-Лаффита, где были заключены на ипподроме. В конце мая их перевезли в Париж и разместили под усиленной охраной на трибунах стадиона имени Жана Буэна. Вскоре после объявления Парижа открытым городом 10 июня 1940 г., их перевезли на вокзал Батиньоль. Через три дня они прибыли в Ван в Бретани, где узнали о сдаче Парижа 14 июня 1940 г. Их поместили в лагерь Сен-Винсент примерно в 20 км на юг от Вана. На пятый день после этого немцы захватили Ван.[15] Через некоторое время Ивана Трояна вывезли из лагеря на принудительные работы в Германию.[4][52]

В 1943 г. ему удалось вернуться во Францию и связаться с русской группой Сопротивления, организованной Г. В. Шибановым и позднее получившей название Союз русских патриотов (СРП), которую от Национального фронта курировал Гастон Ларош[53]. Ларош был уполномочен проводить работу среди советских военнопленных.[16] В конце августа 1943 г. Гастон Ларош поручил Василию Таскину устанавливать связи с лагерями советских военнопленных и выделил ему в помощь Ивана Трояна[17]. По заданию Шибанова Иван Троян привез из Дижона в Париж бежавшего из немецкого лагеря капитана Ивана Скрипая.[16] После утверждения вышестоящей организацией[16][17], в декабре 1943 года[54] в Париже был создан Центральный комитет советских военнопленных во Франции (ЦК СВ), куда вошли бежавшие из немецких лагерей Василий Таскин, Марк Слободинский и Иван Скрипай[17]. Иван Троян был инструктором СРП сначала в районе Дижона, а затем в районе Нанси[4] и работал в тесном контакте с ЦК СВ.

Иван Троян был смелым и инициативным подпольщиком. Кроме оказания помощи Василию Таскину, которому ЦК советских военнопленных поручил в марте 1944 года создание штаба партизанского движения на востоке Франции[17], Троян играл важную самостоятельную роль. Обладая глубокими аналитическими способностями, он поднимал перед руководством такие важные вопросы, как необходимость создания системы «встречных пунктов» для бегущих из лагерей советских пленных и о необходимости вести работу по разложению частей РОА[55], особенно тех, которые располагались вблизи лагерей[18]. Действуя в контакте с местными подпольными коммунистическими группами, с представителями объединенного штаба французских партизанских отрядов[18][19] и организацией рабочих-иммигрантов (МОИ[56])[18][20], Троян устанавливал связи с лагерями, где находились советские военные и гражданские пленные, помогал созданию в них лагерных комитетов и обеспечивал их связь с ЦК советских военнопленных[18][21]. Он писал листовки, распространял газету «Советский патриот»[21], переправлял пленных в партизанские отряды, находил для них нелегальные квартиры, доставал продовольственные карточки[14], помогал в создании между-лагерных комитетов[21], готовил пленных к коллективному освобождению и активной борьбе[20][21][22].

Последний рапорт Ивана Трояна датирован 6 июня 1944 г. Вскоре после этого он был арестован. Обстоятельства его смерти неизвестны.

По мнению Гастона Лароша, Троян был убит гитлеровцами во время ареста[23].

Г. В. Шибанов рассказал А. В. Эйснеру, что Троян был заключен в тюрьму и был вывезен оттуда на расстрел в грузовике, полном узников, уже в одном белье.[4]

По словам Василия Таскина, Иван Троян был арестован в городке Тиль[57], куда он выехал для встречи со связными[58] лагеря Эррувиль[59]. Ему об этом сообщил Фердинанд, член французского Сопротивления, сказав, что люди видели, как в Тиле его вели фельджандармы[60] и что на руках у него были наручники. Таскин был у тюрьмы в городе Нанси после освобождения союзниками, когда оттуда выпускали узников, однако Трояна среди них не оказалось. Кто-то из бывших узников сказал Таскину, что Троян был казнен гитлеровцами.[17]

Троян погиб[24], никого не выдав[5][17].

18 ноября 1965 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за мужество и отвагу, проявленные в борьбе против гитлеровской Германии Иван Иванович Троян был награжден орденом Отечественной войны 2 степени (посмертно).[25]

Источники

1. Автобиография Ивана Трояна от 3 декабря 1937 г. // РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 1555, л. 38-58.

2. Автобиография Ивана Трояна от 12 октября 1938 г. // РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 651, л. 57-58об.

3. Биографическая анкета Ивана Трояна от 21 ноября 1938 г. для получения карточки испанской компартии // РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 1555, л. 33-34об.

4. Эйснер А.В. Двенадцатая интернациональная: Повесть. — М.: Советский писатель, 1990. ISBN 5–265–01221–4.

5. Кочетков А.Н. Здравствуй, Франция! — Форест Хиллс: Т&В Медиа, 2013. ISBN 978-1-937124-10-6.

6. Thälmann-Bataillon.

7. Характеристика Ивана Трояна 1938 г., подписанная ответственным за кадры бронепоезда // РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 1555, л. 37.

8. Характеристика Ивана Трояна от 1 июля 1938 г., подписанная ответственным за кадры 11-й интербригады // РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 1555, л. 35.

9. Характеристика Ивана Трояна от бюро партийной ячейки русско-балканский группы в Калелья //РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 1555, л. 60.

10. Характеристика Ивана Трояна от 13 ноября 1938 г. от партийного комитета 11-й интербригады // РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 1555, л. 36-36об.

11. Характеристика Ивана Трояна от Комиссии иностранных кадров ЦК КПИ //РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 1555, л. 59.

12. Характеристика Ивана Трояна от 9 мая 1941 г. // РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 1555, л. 61.

13. Кочетков А.Н. За проволокой. Форест Хиллс: Т&В Медиа, 2013. ISBN 978-1-937124-08-3.

14. Тихонова З.Н. Иван Троян — герой французского Сопротивления // Вопросы истории. — 1966. — Ноябрь (№ 11). — С. 151-155.

15. Шибанов Г.В. Это было во Франции. — Форест Хиллс: Т&В Медиа, 2017.

16. Шибанов Г.В. Красное знамя на улице Гренель // О чем не говорилось в сводках. Воспоминания участников движения сопротивления. М.: Политическая литература, 1962. — С. 438-452.

17. Таскин В.К. Партизанский штаб действует // О чем не говорилось в сводках. Воспоминания участников движения сопротивления. М.: Политическая литература, 1962. — С. 414-429.

18. Рапорт Ивана Трояна от 26 апреля 1944 г. // РГАСПИ ф. 553, оп. 1, д. 2, л. 56-59об.

19. Рапорт Ивана Трояна от 3 мая 1944 г. // РГАСПИ ф. 553, оп. 1, д. 2, л. 61-62об.

20. Рапорт Ивана Трояна от 6 июня 1944 г. // РГАСПИ ф. 553, оп. 1, д. 2, л. 65-65об.

21. Рапорт Ивана Трояна от 31 мая 1944 г. // РГАСПИ ф. 553, оп. 1, д. 2, л. 63-64об.

22. Рапорт Ивана Трояна // РГАСПИ ф. 553, оп. 1, д. 2, л. 66-66об.

23. Laroche Gaston. On les nommait des étrangers… (Les immigrés dans la Résistance). — Paris: Éditeurs français réunis, 1965. — 477 p.

24. Русские в борьбе с немцами // Советский Патриот. — Париж, 1945. — 24 августа. — С. 4.

25. Указ Президиума Верховного Совета СССР // Правда. — М., 1965. — 19 ноября. — С. 2.

26. Рапорт Алексея Николаевича Кочеткова от 12 ноября 1943 г. // РГАСПИ ф. 553, оп. 1, д. 2, л. 33-36об.

27. Кочетков А.Н. Необходимые уточнения // Вопросы истории. — М., 1961. — № 4. — С. 208-210.

28. Таскин В.К. С сознанием исполненного долга // Против общего врага. Советские люди во французском движении Сопротивления. М.: Наука, 1972. — С. 192-210.

29. Camp de Thil.

__________

[1] Екатеринослав теперь называется Днепропетровск (Дніпро).

[2] Царицын теперь называется Волгоград.

[3] В 1928 году Ростов и Нахичевань-на-Дону были объединены в Ростов-на-Дону.

[4] Из Новороссийска. См. [2] (РГАСПИ ф. 545, оп. 6, д. 651, л. 57об).

[5] 14 ноября 1920 г. (Ушаков А. И. Крымская эвакуация. 1920 год).

[6] Эрегли – Marmara Ereğlisi (Marmara Ereğli).

[7] С 1930 года официальным международным названием этого города является Istanbul (Стамбул).

[8] Бакар – Bakar, Croatia.

[9] Нова Градишка – Nova Gradiška, Croatia.

[10] Новска – Novska, Croatia.

[11] Ясеновац – Jasenovac, Croatia.

[12] Марибор – Maribor, Slovenia.

[13] Ормож – Ormož, Slovenia.

[14] Лютомер – Ljutomer, Slovenia.

[15] Ключаровцы – Ključarovci, Ormož, Slovenia.

[16] Иваньковцы – Ivanjkovci, Ormož, Slovenia.

[17] Тиса – Tisa, река в центральной Европе, левый и самый длинный приток Дуная.

[18] Тител – Titel, Vojvodina, Serbia.

[19] Велики-Бечкерек – Veliki-Bečkerek, Vojvodina, Serbia (теперь называется Zrenjanin).

[20] Хальбергерхютте – Halbergerhütte, большой металлургический комбинат.

[21] Бребах – Brebach, городок южнее Саарбрюкена, теперь находится в его пределах.

[22] Саарбрюккен – Saarbrücken.

[23] Зааргебит – Saargebiet, территория Саарского бассейна, которая с 1920 по 1935 годы находилась под управлением Лиги Наций.

[24] Сен-Жермен – Saint-Germain (вероятно Saint-Germain-au-Mont-d'Or).

[25] Амберье – Ambérieu (теперь называется Ambérieu-en-Bugey (Ain)).

[26] Агонданж – Hagondange (Moselle).

[27] Лотарингия – Loraine.

[28] Ромба – Rombas (Moselle).

[29] Альгранж – Algrange (Moselle).

[30] Аянж – Hayange (Moselle).

[31] Юканж – Uckange (Moselle).

[32] Амневиль – Amnéville (Moselle).

[33] Полное название: Международная организация помощи борцам революции.

[34] Confédération générale du travail (CGT) – Генеральная конфедерация труда.

[35] Нильванж – Nilvange (Moselle).

[36] Сильванж – Silvange (Moselle).

[37] Фигерас – Figueres.

[38] Альбасете – Albacete.

[39] Серро де лос Анхелес – Cerro de los Ángeles.

[40] Харама – Jarama.

[41] Бенисса – Benissa.

[42] Брюнете – Brunete.

[43] Зимой 1937 г.

[44] Весной 1937 г.

[45] Летом - осенью 1937 года.

[46] Зимой 1938 г.

[47] Весной 1938 г.

[48] Летом - осенью 1938 г.

[49] Калелья – Calella.

[50] Сан Сиприен – Saint-Cyprien.

[51] Гюрс – Gurs.

[52] В [14] приведена такая версия без ссылки на первоисточник: «В апреле 1940 г. его в принудительном порядке направили в составе рабочей роты на бельгийскую границу рыть окопы, а в июне того же года, после подписания перемирия Франции с Германией, вместе с другими передали германскому командованию. В связи с тем, что И. И. Троян являлся “гражданским пленным”, он был освобожден и вскоре устроился работать на ферму. Однако фашистам удалось узнать о его участии в гражданской войне в Испании на стороне Республиканского правительства, и в марте 1942 г. он был арестован и направлен на принудительные работы в Германию. Только в сентябре 1943 г. ему удалось вернуться во Францию[…].» Г. В. Шибанов упоминает Ивана Трояна находящимся в лагере Сен-Винсент[15] перед своим побегом оттуда 20-23 июня 1940 г. Ничего неизвестно о дальнейшей судьбе Трояна вплоть до его возвращения во Францию в 1943 г. Его действительно могли освободить как гражданского пленного, и он мог попасть на принудительные работы в Германию. Однако маловероятно, что он попал в Германию в результате ареста. Дело в том, что в деле Трояна, заведенном на него 7 ноября 1936 г. французской службой национальной безопасности, есть сведения о том, что он был активистом Союза возвращения на родину, действующего «в соответствии с инструкциями посольства СССР в Париже». В 1942 г. этого было бы достаточно, чтобы отправить человека в концлагерь.

[53] Гастон Ларош – псевдоним Бориса Матлина во французском Сопротивлении.

[54] В воспоминаниях Таскина[17] приведена дата 15 октября 1943 г., но она противоречит рапорту Алексея Кочеткова от 12 ноября 1943 г.[26], в котором он сообщил, что ему «обещали достать комиссара, написавшего воззвание и проведшего не малую политработу среди лагерей цивильных рабочих» и предложил «выделить “комиссара” на центральное руководство». Комиссар — это Марк Яковлевич Слободинский[27]. Алексей Кочетков потом привез Марка Слободинского в Париж, где Слободинский написал автобиографию, которую Гастон Ларош передал в ЦК ФТП-МОИ на утверждение[16]. Гастон Ларош написал в своей книге[23], что Центральный комитет советских военнопленных был создан в декабре 1943 г. В более поздней статье[28] Таскин отнес создание ЦКСВ к декабрю 1943 г.

[55] РОА – Русская освободительная армия.

[56] Main-d'œuvre immigrée («Наемный труд иммиграции») — организация, объединявшая иммигрантов-коммунистов.

[57] Тиль – Thil (Meurthe-et-Moselle).

[58] Если это так, то место для встречи было выбрано крайне неудачно, поскольку с начала мая 1944 года немцы, используя труд заключенных концлагеря Тиль, спешно строили там имевший стратегическое значение подземный завод по производству компонентов для ракет Фау-1 и Фау-2[29].

[59] Эррувиль – Errouville (Meurthe-et-Moselle).

[60] Фельджандармы (Feldgendarmen) – служащие военной полиции Вермахта.

28.2.2019 (исправил гиперссылки)